2.

День был тяжёлый. Дорога. Погода.

Но сон не шёл.

Я лежал с посапывающей рядом Мартой и смотрел в белеющий где-то наверху потолок.

Я — это Макс. Максим Глинка. 32 года. Родился в Москве. Образование получил там же. Имею судимость за попытку взлома базы данных одного столичного банка. Кстати, удачную.

Но перед судом в 2010-м получил чешское гражданство, так как я по национальности чех. Получил и тут же переехал в Прагу. В России мне влепили условный срок без моего присутствия.

Поработав в Праге несколько лет, я познакомился с интересными людьми и переехал в Кёльн. Где живу и работаю уже шесть месяцев. Не официально. Потому что названия, юридического адреса и счёта у фирмы, где я работаю, нет.

Есть трёхэтажный особняк под Кёльном, где для меня выделена маленькая комнатушка. Есть ещё двое специалистов по компьютерам. Которые подчиняются мне. Есть команда охранников. Лысый входит в их число. Есть доктор. Есть финансист. Кстати, русский. И есть хорошая заработная плата.

Я получаю тысячу-полторы евро. Не в месяц. И не в неделю. В день.

Сумма непостоянная. И зависит от общего заработка нашей подпольной конторы. А контора наша занимается детской проституцией и детской порнографией. Хотя эти слова мы никогда не произносим вслух. И даже работающих на контору детей называем продукцией.

Продукцию нам поставляют посредники. Их так и зовут – сейлсмены. Специальные люди, живущие у себя на родине и периодически крадущие подходящую нам по возрасту продукцию. Подходящий возраст — это от семи до девяти лет. Как девочки, так и мальчики. Естественно, из бедных семей.

Основные страны, из которых приходит продукция, это Болгария, Румыния и страны Прибалтики.

В Евросоюзе нет границ. И это офигенно здорово. С доставкой продукции не возникает никаких проблем. Погрузил спящее тельце в багажник машины и, главное, соблюдай скоростной режим.

Тот человек, который придумал отменить границы в Европе, он гений. Вези, что хочешь. Хоть наркотики, хоть оружие, хоть живой товар. Немецких же детей ты воровать не будешь. Себе дороже выйдет. А где-нибудь в Румынии беспризорного цыганёнка подобрать не проблема. И шума не будет. Ну, бегал тут малец и бегал. Теперь не бегает.

Он спит. В машине, которая привозит его к нам. В огромную виллу в окрестностях Кёльна. Или Дюссельдорфа. Или Лейпцига. Периодически мы меняем место дислокации.

Когда продукцию привозят к нам, то она попадает в руки доктора. Немец. Зовут Гантер. 40 с хвостиком лет. Когда-то имел хорошую частную практику. Но погорел на махинациях с рецептами и наркотиками.

Гантер подсаживал продукцию на смесь героина с первитином. Достаточно было парочки доз, чтобы ребёнок привыкал к наркотикам и не мог жить без них. Продолжается это неделю. Её так и называют – сонная неделя. Когда продукция почти постоянно спит. Просыпаясь только для того, чтобы поесть, попить и принять дозу. Во время сонной недели охранники и порноактёры насилуют продукцию, устраивая оргии.

А затем наступает время зарабатывания денег.

Более-менее смазливые личики используют в съёмках порнофильмов. А затем они занимаются проституцией. Смуглая венгерская продукция сразу идёт в бордель. Без съёмок.

Час просмотра видео на сайте стоит 1500 евро. Час пользования девочкой в нашем борделе стоит 2000-2500 евро. Мальчики дороже-: 3000-3500 евро в час.

Моими обязанностями в фирме являлась поддержка сайтов. А с недавних пор также съёмки фото- и видеоконтента. Предыдущий оператор стал потреблять слишком много кокаина, смешанного с героином. И в итоге у него случился передоз. А мне дополнительная работа и дополнительные деньги. Так что у меня выходило иногда в хорошие дни заработать свыше 2000 евро за сутки.

Я получал процент от заработанного. От видеочатов. От просмотра роликов нашей подпольной студии. От рассылки анонсов нашим постоянным клиентам.

Я зарабатывал сумасшедшие деньги. Я держал бога за бороду.

Уже засыпая, я вспомнил ещё кое-что о себе.

Максим Глинка — это моё не настоящее имя. Меня зовут Пётр. И я агент под прикрытием.

 

Vadim Fedorov © Продукция